Главная/БЛОГ О ГРЕЦИИ/История/ПОНТИЙСКАЯ ЛИРА – МОЯ ЖИЗНЬ: БЕСЕДА С ЯННИСОМ ГЕОРГИАДИ

ПОНТИЙСКАЯ ЛИРА – МОЯ ЖИЗНЬ: БЕСЕДА С ЯННИСОМ ГЕОРГИАДИ

ПОНТИЙСКАЯ ЛИРА – МОЯ ЖИЗНЬ: БЕСЕДА С ЯННИСОМ ГЕОРГИАДИ (2)

Вторая часть

Первую часть можно прочитать здесь.

 

Один из известных музыкантов, играющих на понтийской лире, Яннис (Иван) Георгиади (Георгиадис, Кёлялис) является продолжателем традиций бережно хранимых греками Понта на протяжении столетий. Мастерство игры, унаследованное от отца, он перенес с собой из Казахстана на Кавказ и позже в Грецию. Сегодня Яннис – один из известных изготовителей понтийской лиры в Греции. В беседе со мной он поделился эпизодами из истории семьи и рассказал о своих творческих планах на будущее.

 

Продолжение интервью…

 

Какая именно особенность в игре на лире и исполнении песен унаследована тобой от отца? Что особенно памятно из отцовского стиля выступлений?

 

Особенно важным я считаю один из чисто этических моментов. Многие музыканты придерживались обычая, играя на свадьбах, пригибать колено, вызывая хозяев заплатить.   Отец это не воспринимал. Он считал, что тот, кому понравится игра, сам может подойти и отблагодарить. Они с дядей Саввой сочиняли четверостишья на подобие, как критяне сочиняют мантинады. Сейчас нам это сделать труднее. Мы играем со сцены, инструменты электрические. Когда находишься в кругу людей все совсем по-другому. Особенно, когда играешь во время застолья и видишь взгляды прикованые к певцу и к каждому его слову, появляется вдохновление. Зачастую певцы старой школы по ходу дела ухватывались за какую-то тему и развивали ее. Один пел, другой обдумывал следующий куплет. Пока звучит проигрышь, куплет готов. Очень хорошо получалось.  И сейчас под микрофон я тоже пытаюсь поддерживать живую связь с залом.

 

Перед преездом в Грецию вы несколько лет прожили на Кавказе. Как складывалась творческая и личная жизнь в этом новом для вас регионе?

 

У нас в семье не обсуждалась тема переезда в Грецию. Хотя наши родители до 1961 года держали греческие паспорта. Сестра деда жила в Греции с конца 30-х годов. Ее мужа репрессировали в 1937 году при Сталине, сообщив, что он выслан в Грецию.  В поисках мужа она выехала из СССР, но мужа своего там естественно не нашла. В 1961 году, преодолев многие трудности, она смогла к нам приехать. Деду она не посоветовала переезжать в Грецию, сославшись на то, что там жизнь очень трудная. Хотя в  Джамбуле мы тоже бедно жили. После этого тема Греции у нас в семье  закончилась. В 1967 году родители попытались переселиться на Кавказ в Пятигорск, но год прожили там и вернулись. Когда все повзрослели, мы, понимая, что живем в чужих для нас местах, серьезно задумались о переезде.

В 1985 году наша семья переселилась в Ставропольский край в Кавказские Минеральные Воды, где жили родственники отца. Мой переезд состоялся в 1986 году. Приложив максимум усилий, мы построили дома и зажили на новом месте. В Ставрополье нам было сложнее. Но со временем создался тесный круг друзей.

Особым для нас событием стало то, что в 1989 году мы участвовали в третьем всесоюзном фестивале малых народов СССР. В Москве мы три дня выступали на площадках ВДНХ. Всего участвовало 15 коллективов – дунгане, уйгуры и т.д. Все они представляли нации, не имеющие свои республики. Но пожить достаточный срок в Ставрополье нам не довелось. К концу 80-х ситуация в стране изменилась, и престройка подтолкнула нас к выезду в Грецию. Переезд произошел летом 1991 года.

 

Как складывалась жизнь в Греции сразу после переезда? Что особенно запомнилось из того периода?

 

Первым местом работы стали рынки, на которых приходилось продавать привезенные из России товары (обмен денег и их вывоз за границу в СССР был ограничен). Тут же, после работы мы играли и пели в кругу друзей. Выступали везде, куда нас приглашали. Греческая понтийская музыка в нашем исполнении после «Одиссеи по Средней Азии и Кавказу» стала слышна и в Каламате, и в Пиргосе.

Все изменилось со смертью отца 24 марта 1992 года. Год мы не играли совсем. Началом для новых выступлений стало участие в трехдневных мероприятиях проводимых ежегодно понтийским обществом «Арго» на площади Даваки в районе Каллифея. Тогда мы познакомились и подружились с греческим историком понтийского происхождения Власисом Агтзидисом. Он отметил одну важную особенность. Житель Греции подчеркнул то, что именно в Джамбуле было большое количество лирарисов. Вообщем, понтийские общества по всей Греции нас приняли хорошо. Задор был большой. Играли с настроением.

 

Продолжение следует…

Автор статьи: Василий Ченкелидис, историк

2019-01-25T16:30:32+00:00