Интервью со скульптором Йоргосом Кикотисом

Мы поговорили со скульптором Йоргосом Кикотисом, являющимся автором более 50 работ по всей Греции, о том, как построить карьеру и не потерять себя в искусстве.

О том, как нашёл дело жизни. 

Сколько себя помню, я занимаюсь скульптурой. Понял я это на самой ранней стадии, ещё в детском саду я лепил вещи из пластилина. Родители к скульптуре отношения не имели, старшая сестра говорила “неизвестно где ты  у нас дома нашёл пластилин”, родители разглядели талант и отдали в художественную школу. Лепил персонажей из пластилина, по детски, родители выгоняли на улицу “Иди, поиграй“. По поводу профессии я в детстве ещё спросил взрослых: “А как называется тот, кто лепит постоянно?”, – я не знал слово “скульптура”, –  “А, так это называется скульптор. Всё, я буду скульптором.” Не было такого, как у всех – космонавт, врач итд. 

Я –  человек счастливый, я как в детстве любил играть с пластилином, вот я также играю, может быть, до сих пор. Я сделал это своей профессией. Это счастье… Занимаешься профессионально своими детскими мечтами и живешь в них. Я благодарен Господу Богу, что так получилось.

Про первое впечатление от Греции.

Всю жизнь мечтали приехать в Грецию, потому что греки, патриотизм…  В 90-е переехали. С детства, по рассказам деда, мы думали, что Греция – это рай на Земле и родина скульптуры, тем более я скульптор…Я мечтал о том, как я попаду на эту землю. И когда мы попали сюда, во первых, я удивился,  почему всё так хаотично построено. Первое, что я сделал, стал ходить по городу и смотреть памятники и то, что я увидел, меня удивило, настолько низкий был тогда уровень современной пластики, было все очень странно. У меня высокие планки касательно скульптуры, касательно того, как это все должно смотреться. А ещё тогда, когда мы приехали, здесь была забастовка мусорщиков, повсюду был разбросан мусор,  и я подумал:”Куда мы попали и что это такое?” Я удивился. 

Про образование.

Была большая разница в уровне образовании. Прямо перед переездом я закончил институт в Алма-Ате по отделению скульптуры. У нас был Советский союз. Изучение истории искусств заканчивалась на эпохе Возрождения. Русский авангард, Пикассо, Малевич – этого не было в программе тогда. Но была мощная русская образовательная школа, очень серьезная, и я благодарен основам скульптуры, которым я  там научился. Потом, когда учился здесь ( в Университете Аристотеля по специальности скульптура), я восполнил пробел в истории искусств. Но здесь очень свободное отношение к процессу образования. Свободное настолько, что преподаватель мог не прийти на занятие, студенты делали, что хотели. Были свои плюсы и минусы и там и здесь, за счёт этого я взял из двух школ, что хотел. Самое лучшее.

Про первые шаги.

О финансовой части не думал никогда. Это как желание дышать. Ты же не думаешь – вот я буду дышать,  это мне принесет деньги или нет? Это такое состояние, в котором живешь, с этим родился и с этим умрешь. Студенческие годы  – просто живешь, учишься. впитываешь знания. Потом было как у всех: стройки, заводы, но после этого всего было моё время. Заниматься скульптурой дорогое удовольствие, очень дорогое. Живописец может на кухне своей поставить мольберт и рисовать, а скульптура – это очень много экономических вопросов, нужны мастерские , нужно оборудование, много всего надо. Поэтому в первые годы занимался керамикой. Добился много чего, запустил производство, открыл завод, но в один момент понял, что это не моё. Пошли деньги, заказы, но это было не то, что я хотел и в один момент так получилось, что заказали работу по моей специальности и я всё бросил и стал заниматься тем, чем я хотел заниматься. Один заказ, второй, третий и пошло. Я, конечно, не могу подробно рассказать о том , чего мне это стоило, что стоит за этим. Мы же приехали сюда  как в чужую страну, нас здесь никто не ждал, не было ни денег, ни знания языка, ни знакомых, все начиналось с нуля. И то, чего я достиг сейчас, это стоило многого.

Про то, что вдохновляет.

 Когда я бываю в Афинах, стараюсь попасть в Акрополь, потому что там лучшее место на Земле. Именно там. Это для меня любимое место. 

Если говорим о творчестве, вдохновение идёт как фонтан, идёт и не заканчивается…  это и хорошо и плохо , с этим сложно жить, постоянно приходят новые идеи, не успеваешь их делать, потому что приходят заказы и одно за другим. Это все отвлекает, а идеи накапливаются.  Это состояние можно сравнить с неразродившейся женщиной. Не родила, а у неё уже следующий ребёнок. Сложно, не так просто жить с этим. Только снаружи это всё хорошо и красиво. Вдохновение идёт из жизни. Это вот мы сидим, кофе пьем, разговариваем, а в голове у меня что-то прокручивается. Люди видят, что в какие-то моменты я в своем мире. Непросто общаться с такими людьми. И это постоянное состояние. Смотрел я как-то на дождь, как капает дождь, и у меня родилась одна работа – “Перевоплощение капли” (“Μεταμόρφωση μιας σταγόνας”). Капля падает, разрывается и превращается в женский торс.  Всё это приходит ко мне в повседневной жизни.

По поводу монументальной скульптуры. Я ещё с детства большой любитель истории, много читаю . И когда мне заказывают какие-то интересные темы, которые я не знал, я  захожу в эту тему, погружаюсь. Это своего рода перевоплощение, вхождение в образ, например тот же геноцид, историю которую я знаю от своего деда, или много разных народностей, историю которых я не знал. 

Я доволен результат своей работы, являюсь почетный членом  и у критян и у понтийцев. Есть очень много значимых моментов, которые я прожил на открытии памятников. Как-то в какой-то неизвестной деревне,  на открытии памятника, какая-то неизвестная бабушка подходит к тебе, плачет, обнимает, целует и ты тоже вместе с ней плачешь. И благодарит за то, что ты сделал –  это дорогого стоит. И я прожил таких моментов очень много. 

Последнее, очень сильное и эмоциональное открытие я сделал в Драме, большой памятник, 15 на 6 метров. Триптих. Памятник геноциду понтийского народа. Символичная работа. Об этой работе написал и французский журнал. Сделали очерк обо мне и большую статью о геноциде, последовала положительная реакция во Франции. И всё потому, что язык искусства, скульптуры международен. 

Про работы.

Я смотрю тему, смотрю место, делаю эскизы и потом уже это всё воплощаю в жизнь. Когда начинаешь работу,  уже думаешь, что ты будешь делать. Зная историю, это длинный процесс. Я часто использую классические греческие материалы – бронза, мрамор. Это очень интересное сочетание. В своих композициях я также использую свет. думаю о том, как всё это будет освещаться. Допустим,  стекло в парковой пластике (последняя работа в Драме) – стекло, бронза и свет. Свет ночью пропускается внутри и всё освещается. Я хотел сделать вечный огонь. Пробили мрамор и каждую ночь он освещается. Это как свеча, лампада в память жертв геноцида. 

В Афинах сделал интересную работу . Мне заказали сделать памятник Никитарасу (Νικήτας Σταματελόπουλος, Νικηταράς), герою революции 1821 года. У него была трагическая история, его посадили в тюрьму, он ослеп и последние годы побирался у церкви, потом там построили дом престарелых и именно на этом месте построили памятник.  

В парковой пластике я более свободен. Делал фонтан, около 4 метров –  камыши, стрекозы, витраж в крыльях, свет мой любимый. Для меня чем сложнее работа,  тем она интересней. Падает вода на зеленые листы мрамора, солнце опускается на закате и метровые стрекозы на высоте –  это большая работа.

Про то, как жить, занимаясь любимым делом.

У меня тоже были проблемы . Не надо ждать,  что то, чем ты будешь заниматься, принесёт деньги, не гоняться за деньгами,  деньги придут сами. Я сужу по себе. Первые годы, когда у меня не было ни работы, ни денег,  ничего, я работал непрерывно , сделал себе визитные карточки, выходил в город, знакомился с людьми  где мог. Нужно работать и в себя верить. Есть много художников, которые не реализованы. Могу привести в  пример Пикассо – в то время, как он развивал свою бурную деятельность, были и другие художники и покруче его, но он был очень хороший менеджер своих работ. Если бы не его жена Сальвадора Дали, его тоже, может быть, не узнали широкие массы. Ты не только должен быть интересным в плане творчества, но должен уметь  продвигать свои работы, это пятьдесят процентов успеха. 

Это сейчас мне уже легко, сейчас у меня много работ, меня знают.  А первые годы, сколько людей против меня воевали, сколько негативных вещей было,тем более я претендовал на такие работы. Кто такой? Пришёл из ниоткуда, из Казахстана и делает такие работы. Верить в себя надо и заниматься тем, что тебе нравится. Если тебе это не жизненно необходимо, независимо от денег – занимайся чем-то другим. Не надо мучить себя, ругать кого-то, Греция плохая, Россия… Каждый делает себя сам. Никто нигде никого не ждёт. Каждый должен сам заниматься своим делом  и сам пробивать свои работы. 

Меня часто спрашивают:”Кто за тобой стоит?” Я отвечаю:”Господь Бог”. 

Посмотреть другие работы можно на официальном сайте : http://www.kikotis.gr/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *