+(30) 2310 232308

+(30) 6955523333

info.rizes@gmail.com

Не важно на каком говоришь! Важно о чём говоришь!

514

Дорогие читатели нашего портала!

Мы продолжаем публиковать рассказы и воспоминания  Владислава Фемистокловича Иоанниди. Предлагаем вам снова погрузиться в греческую историю, узнать о событиях, местах и людях, трагических и героических судьбах вместе с Владиславом Фемистокловичем.

 

На западе Понта на реке Али-чай недалеко от- Самсунда расположен город Бафра. До Лозанского 1924 года обмена населением  город был греческим и назывался Пафра. В нём и 116 окрестных сёлах проживало 57 тысяч греков христиан. Турки насильно навязали пафриотам, как и цалкинцам в годы их проживания в Турции, турецкий язык. Со временем он стал их родным языком. Но способ мышления, склад ума и мировосприятие, то есть менталитет пафриотов, продолжали быть греческими.

В 1912 году началась Балканская война. Мужское население греческих сёл турки мобилизуют на фронт. Пафра остаётся беззащитной. Младотурки безнаказанно грабят и всячески притесняют греков.

Чтобы выжить пафриоты забирают уцелевший скарб и семьи и  уходят в горы. На долгие годы. Со временем организуются и начинают партизанскую войну против турок. Это отвечает интересам России и она поддерживает пафриотов деньгами и оружием. . Возглавляет повстанцев  капитан Антоний или иначе Антон Паша. Непобедимый и неуловимый он становится грозою турок. Его называли Колокотронисом Пафры. Потеряв надежду одолеть Антона Пашу в бою, турки назначают вознаграждение в 50 тысяч лир за его голову. Это сработало. В августе 1917 года Антон-паша был убит своим родственником.

В память об Антоне Паша  пафриоты сложили песню. Её знали и пели не только в Пафре и Греции, но и советские греки.

 

Το τραγούδι του Αντών Πασά.

Антон дедыхлари бир джаял ушах

Бир умбуздан бир умбуза бинбешюз фисек

Антонун гюллялари чох джанлар яхар,

Антонун сяси даглари иыхар

Антонун умбузунда марал постлари

Антони вураннар гянди достлари.

Атма кумбар, атма гирма ганыма

Архадаш олах гял яныма.

Антонун вурулдуги сяна ярамаз

Туркларин гафаси голаи гырылмаз.

Ортун пянджалари асмасын еллар

Антонун вурулдугуни дуймасын турклар.

Алчах гётурун бяным салыми

Бютун миллят гёрсун бяным алыми.

Построчный перевод:

Антон Паша зовут удалого молодца.

Тысяча пятьсот патронов от плеча до плеча.

Разят без промаха Антона пули

Глас Антона рушит горы.

На плече Антона шкура оленья

Убийца Антона- его доверенный.

Не стреляй! Не пролей моей крови Кум

Подойди ко мне , будешь мне другом.

Смерть Антона не будет тебе впрок 

Нелегко отлетают головы турок.

Закройте окна пусть не дуют ветры,

Чтобы турки не прознали о моей смерти.

Низко несите с моим телом гроб,

Чтобы участь мою узрел весь народ.

 

 

 

Сложил эту песню безвестный нам поэт на языке врага: на турецком.

Обратимся теперь к «Илиаде». Послушайте, как описывает Гомер Париса-сына Приама, царя Трои:

…Тою порой и Парис не медлил в  высоких палатах

Одевшись в доспех, испещрённый блистательной медью,

Пышным оружием окрест, как ясное солнце сияя

Шествовал радостно гордый; быстро несли его ноги.

А вот Троянцы оплакивают смерть Гектора, другого сына Приама, погибшего от рук Ахиллеса:

 

Горько рыдал и отец престарелый: кругом же горожане

Подняли плач; раздавалися вопли по целому граду

Было подобно, как будто, от края до края, высокий

Весь Илион от своих оснований в огне рассыпался.

 

Эти строки написаны Гомером на древнегреческом. Древнегреческий язык по данным Калифорнийского университета содержит 20 миллионов слов.  Греческий язык по некоторым оценкам содержит 5 миллионов слов. Русский язык содержит до 200 тысяч, включая иностранные. А сколько их в турецком чисто турецких- не берусь судить.

Палитра Гомера в сотни раз превышает возможности автора песни про Антона Пашу. Но мы не ощущаем сравнительную убогость турецкого. Нехитрые строки песни резонируют с нашим греческим менталитетом и поднимают наше восприятие песни об Антоне Паше до вершин Гомеровской поэзии.

Не важно на каком говоришь! Важно о чём говоришь и кто твой слушатель!

Ещё одна песня пафриотов знакомая цалкинцам. Её часто напевал в годы нашей студенческой молодости Шурик Мазманов (Александр Кирьякович).

Τραγούδι για τους εξόριστους.

Сабахтан уяндым чандаха бахтым

Аглия,  сызлия голума тахтым.

Анаи  бабаи ёлда пырахтым

Дина бир  оуруна гидян яврулар

Сабахтан  галхтым гапи гапали

Бин баши гялиер али зопали

Огюна гатмыш кори топали

Дина бир оуруна гидян урумлар

Пафра  дагларда ярали чохдур.

Гялмя дохтор, гялмя чяряси ёхтур.

Бир аллахтан башха кимся ёхтур

Дина бир оуруна гидян урумлар.

Построчный перевод:

Поднялся поутру суму оглядел

Плача и стеная на плечо надел.

Мать с отцом оставил где-то по пути

За ребят ушедших, за веру свою.

Поднялся поутру заперта дверь

Сотник идёт с дубиной в руке

Гонит пред собою слепых и калек

За урумов, пропавших за веру свою.

Раненным в горах Пафры счёта нет;

Не ходи доктор, не ходи! Им спасенья нет!

Только бог спаситель, иного нет

за урумов, что пропали за веру свою.

Слушаешь, сопереживаешь и не замечаешь: на каком это языке. А в душе неизъяснимая грусть. И… плачет сердце.

***

1993 год. Лагерь переселенцев Палагия в г. Александруполи. Переселенцы размещены в контейнерах из ДСП. Крыши накрыты оцинкованным железом. Лето и крыши раскалены до 80°C. В контейнерах окна  и двери распахнуты. Я с тетрадью хожу по лагерю и записываю то, что можно выудить из памяти наших пожилых. Те в контакт входят неохотно: вдруг это не понравится дирекции. Могут прекратить выдавать продукты. Или выселят. Или вообще исключат из программы. За лояльностью переселенцев дирекцией установлена слежка. Следят наши, из числа принятых на службу в Идриму русскоязычных. Я как могу убеждаю в благонамеренности предприятия. Пускаю в ход и лесть, когда это к месту. Наконец контакт установлен.

Рассказывает бешташенка Евуч ( Кумбатова-Карибова Евгения Климентьевна 1924г.р.):

Мейра мананын тюркюси.

Оглум юхулара ятти уянмас

Ана олан о аджиа даянмаз.

Мянзара гоймая эч ана гетмяз

Гялин аглиягын бир тяк оглуми

Оглумун алляриня мыхлар чахылди,

Мюбарак гёвдадян ал ганнар ахти,

Сянин  аджын  бяним  джигярлярими яхти

Гялин аглиягын рушан оглуми.

Свободный перевод:

Плач Богородицы.

Сын уснул мой непробудно. Дух его обрёл покой.

Боль унялась. Мне же жить как дальше с мукою такой?

Как могиле равнодушной дать плод чрева своего?

Помогите мне оплакать , люди, сына моего!

Гвозди ржавые забили в длани чада моего.

С тела кроткого пролилось кровь невинная его.

Безутешной мне влачиться   по сумняшейся земле

Светлоликого оплакать   помогите люди мне.

Попытки исламизировать и отуречить греков не прекращались никогда. Их преследовали за использование греческого языка. Нередко варварски. Особенно в удалённых от центра областях, вдали от взоров иностранных дипломатов.

От ограниченного употребления родного языка, от постоянного общения на турецком, он становится родным уже для второго и третьего поколений. Но это не мешает грекам продолжать быть фанатиками своей веры, своих традиций, обожать свои реликвии. Греки разительно отличаются от невежественных турок своими сведениями в ремёслах, в культуре и науках. Турки безоговорочно признают греческое превосходство. Богатство представлений греков о мироздании и религии покоряет воображение турок. Они завлекаются греческим пафосом. В деревнях турки празднуют Пасху вместе с греками, красят яйца, проходят под эпитафией, чтобы исцелиться от болезней. Почитают Святого Георгия. 15 августа отмечают день Богородицы. Верят, что она исцеляет глазные болезни.

Жизнеутверждающая мораль греков исходит из древности и подхватывается человеколюбивой догмой христианства.

В Цалку греки пришли изрядно потрёпанными во многих отношениях. Не пострадала лишь их фанатичная религиозность и греческое самосознание. Затем наступил советский период девальвации греческих ценностей цалкинцев. Потеряли многое и многих. Но если сохранили и привезли в Грецию «плач Богородицы», значит выстояли.

Я мысленно вновь возвращаюсь в Бешташен.

Погожий летний вечер. Бабушка с дедушкой сидят на веранде. Дедушка с газетой, бабушка с вязанием.

В какой-то момент дедушка складывает очки в футляр и просит бабушку:

— Мария, спой свою песню.

Бабушка неторопливо втыкает спицу в носок, кладёт его на колени. Выпрямляется на стуле и, глядя перед собой, негромко поёт:

Чагыриер гял Истанбул.

Чяк миллятин    орада дур.

О  ерларда патишах ол

Элинос Элиносан сян.

Аслыми сорасан Артыз

Ондан дар аглади дянгиз

Душмани гюлдюрма эргиз,

Элинос Элиносан сян.

 

Не уставай дерзать Эллин,- зовёт песня.

Придёт время и великий город вновь станет греческим.

 

Не беда, что ты поёшь на турецком. Важно о чём ты поёшь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




Похожие Новости
Теги
Подпишитесь на нас
Рубрики